Бодибилдинг 80-х: что творилось в советских качалках

Мир, конечно, стал разнообразнее — сегодня можно «пойти на спорт», «заняться фитнесом», «встать на дорожку» и употребить еще дюжину всяких выражений. А тридцать лет назад можно (и нужно) было лишь одно — качаться. Качалки восьмидесятых и девяностых — кузница кадров, место силы и золотое подполье. Мы решили напомнить тебе, как это было на самом деле.
Фото 1 - Бодибилдинг 80-х: что творилось в советских качалках

Тренировки

Старший лейтенант Бозыкин страдал межпозвоночной грыжей, но не мог смириться с этим. Он смотрел на своего приятеля Пашу с завистью и однажды спросил: «Паша, ну зачем тебе такая рука? Ведь неудобно — рубашку не надеть…» — «Как зачем, Леня! Чаши на пирах прикрывать!» Бозыкин прислушался, пришел в зал, лег жать пустой гриф и тут же охнул, побледнел и не смог шевелиться. Пока ехала скорая, на гриф навесили 400 кг, так что он согнулся чуть не до пола, а всем, кто входил, тут же рассказывали, как Бозыкин почти пожал… Бозыкин смеялся со всеми, но тут же плакал — смеяться ему было больно.

Тренируемся жестко. Вгоняем объемы, считаем тонны. За неделю легко набегает пара железнодорожных вагонов. Идея заниматься для здоровья вызвала бы гомерический хохот. Из сегодняшнего — «я занимаюсь ЗОЖ». Из того — мы занимались «НОЖ», нездоровым образом жизни. Победа или смерть. Позорнее, чем кличка «физкультурник», нет ничего.

Кумир — Тайсон до первого его нокаута, еще презрительное словечко из нашего сленга — «трубач»: это значит, из рукава свисают «трубы» — тоненькие ручонки. В углу «Электроника 302»: «На нашем кассетнике кончилась пленка — мотай!» «Депеш мод», «Ария», «Джудасприст», Цой, «Черный кофе», «Наутилус» и что-нибудь пояростнее.

Груша, набитая песком в углу, на полу — пропитанные потом, разбитые боксерские перчатки. Да и зачем они? Набиваем «кинтуса», отжимаемся на кулаках. Партнер аккуратно укладывает тебе на спину пару блинов по двадцать килограммов. Маваши-гири — ликбез. Мечта — бить «вертушку». «Сайстеп, убирай его под правую, печень не работаем!» Добивай!!!

В недельном тренировочном плане — дискотека. Без драки не уйдем.

Тренеров нет. Есть старшие товарищи и книга словака Яблонского «Культуризмом к здоровью, силе и красоте», а ведь и он актер, там, рядом с Гойко Митичем — Большим Змеем. Книги по гиревому спорту, затертые журналы «Флекс» — читаем и переводим со словарем.

Гиревики и тяжелоатлеты здесь же. Связь с большим спортом еще самая плотная — у всех разряды. От плавания и фехтования до бокса и горных лыж. От тяжелоатлетов презрение — «вы качки надутые». Но у них информация с тренерских тетрадок. Дают посмотреть.

Крик нынче вышел из моды. Но мы орали, сдирая с себя металл. Жимы — наше все. Ноги — да, в штанах… Но если сегодня ноги, то тогда домой по лестнице на руках, цепляясь за перила.

Жим на брусьях с вязанкой гирь — металл должен страдать вместе с тобой, трубы — гнуться, а цепи — рваться. Огромный кованый крюк прямо к цепи, цепь на голое тело, на крюк вязанку гирь, и пусть он торчит вперед и скребет по стене. Ссадины на пояснице? Нам не бывает больно.

Статика — тащим цепи, рвем подковы. Зац и, конечно, Евгений Сандов — он наш, а не какой-то там Юджин Сендоу.

Основная схема — 6 подходов на 8 раз. Понедельник — среда — пятница, потом 2+1, потом 3+1, пото­м 5+2, потом два раза в день, недельный цикл.

Позирование — часть тренировочного процесса. Между подходами все у зеркала. Если оно есть.

Люди меняются на глазах. Март — жим лежа 40, рука — 36, декабрь — жим лежа 120, рука — 40.

Выходных и праздников нет и быть не может. 31 декабря как итог года — жим лежа на максимум. Это традиция. Тренироваться всегда и везде — это вопрос чести, это первый пункт неписаного кодекса.

Границы этого «всегда» простираются необозримо далеко. Банальный подъем пешком по эскалатору, эспандер в кармане или хождение по песку исключительно на цыпочках, чтобы забивалась голень, — это простая обыденность. Будучи шафером на свадьбе, держать над головой невесты венец так, чтобы закачивалась сначала передняя дельта, потом средняя, а потом задняя — это класс.

«Везде» — это значит, что если ты уехал из дома больше чем на три дня, то первый вопрос в точке прибытия — «где?». Найти несложно. Качалки растут как грибы. Они пробивают асфальт советской обыденности при стадионах, домах пионеров и почтовых ящиках. Точка бифуркации — энтузиаст. Прийти к начальствующим лицам и попросить немного — отдать помещение и, может быть, купить штангу. Да и этого, кажется, не надо. Хватит комнатенки в подвале или антресолей эпохи 1905 года где-нибудь над кран-балкой в ремонтно-механическом цеху.

Быстро сойдутся единомышленники, и вот уже на кооперативных началах где-то по окончании рабочего дня варятся неожиданные по своим пропорциям конструкции — скамейки, блоки, стойки. Точатся на токарных станках гантели. Стиль — здесь много металла, детка!

Чертежи — от руки, конструкторский опыт минимален, и потому ошибки в пропорциях, потому блины со штанги снимаем с обеих сторон аккуратно и последовательно, чтобы не рухнуло. Замки как предмет не первой необходимости встречаются редко, поэтому и словечко — «гребля». От перекоса при жимах блины слетают сначала с одной стороны штанги, потом с другой. Суши весла, приплыли. Без замков вообще удобнее одному: если накроет, можно скинуть, а с замками сколько мороки скатывать штангу по себе… Если она за сто, то еще удовольствие, особенно в паху.

Из редко встречающихся тренажеров — галера, машина Смита, разгибатель на квадрицепс, блок на трицепс. Но это так — вишенка на торт. Тяни, жми и толкай. Тренажеры — это что-то девичье. Это на рельеф, а до него еще годы.

«Матерь всех бомб» стоит на регбийном стадионе «Слава», что на Самотёке. Одна ее титаническая рама, сваренная из брутальных швеллеров, весит килограммов двести. Это платформа для жима ногами площадью с небольшой актовый зал. Я алкал ее, как путник в пустыне глоток воды, я надеялся в те свои 17 лет, что когда-то и я смогу вытолкнуть вверх эти квадраты Родченко. Хотя бы раз, хотя бы только раму… А пока приходится отходить в угол, когда приходят регбисты. С лязгом ложатся блины на трубы, и уходит в небо раз за разом по полтонны. Это не ноги — столбы, вот так атланты держат небо! И кажется, уже сотрясается весь стадион, войдя в резонанс под скрежет роликов, что чуть поменьше железнодорожного колеса.

Еда

Истина проста. Мышцы — это белок, а потому молоко, творог, яйца, мясо. Впрочем, метем всё. Но докупаем детское питание. Улыбается с картонной пачки беззубый малыш. А вот и удача — кто-то вынес мешок соевого изолята с мясокомбината. Вал звонков. Но делает, гад, коммерцию: ты заходи часов в шесть с тарой… В прихожей десяток претендентов со своими кастрюлями. Щедро сыпется страшенный серый порошок в эмалевое чрево. Падают на стол мятые советские рубли.

Ходят легенды о продвинутых советских культуристах — старших товарищах, которые сами ходят по магазинам. Охотятся за рыбой и правильной курицей, скупают креветок. Продаются с рук какие-то загадочные квадратики — шоколадные и ванильные.

Фото 2 - Бодибилдинг 80-х: что творилось в советских качалках

Фарма

Отношение еще настороженное — слово «химик» в ходу. Первый укол — от ветеринарного врача, выписавшего рецепт на ретаболил. Законно куплен в аптеке. Мелькает метан. Продается с рук, доступен. Двадцать таблеток в день — это у самых безбашенных. При нем «Лиф52», калия оротат, «Компливит» и иные витамины.

Одежда

Одна из заповедей великого Арнольда: «Если ты пришел в зал и думаешь, как ты выглядишь, ты пришел не в то место». Отблеск греческой палестры — все обнажены по пояс. Советские треники и кеды еще в чести. Джинсовые шорты, напульсники. Тяжелоатлетические ботинки отсвечивают пряжками размером как двери в салун. Особый шик — страшная дранина, чтобы клочья торчали во все стороны. Форма не стирается месяцами — это наша монашеская власяница. Это потом Гена-шеф, обучавшийся на портного, пошил себе личную замодняцкую сетчатую майку и шорты из кумача с серпом и молотом на бедре.

Деньги

А денег еще нет. Подвалы, залы при школах — это бесплатно, где-то, может, и три рубля. Актив — везде бесплатно.

Армия

На фасаде спортивного зала войсковой части 2139, в Выборге, на два этажа импровизированный билборд: Арнольд Шварценеггер в яростных алых плавках взметнул руки в позе двойной бицепс спереди. Он стоит на постаменте из стихотворных строк:

Чтоб быть таким сильным и смелым,
Надежно границы страны охранять,
Солдат, ты обязан, запомни,
Гармонию духа и тела создать!

А в пятистах километрах от этого места, что по меркам Карелии недалеко, выводит Дима Федоров свою роту на строевые занятия под песню БГ:

Хочу я стать совсем слепым,
Чтоб торговаться ночью с пылью.
Пусть не подвержен я насилью,
И мне не чужд порочный дым.
Вот и кино.

В армию — все как положено. Ну или почти все. Словечко «откосить» нам неведомо. Поступил в институт — молодец, нет — пойдешь в армию, тоже хорошо. Наверное… Чуткие еврейские мамы уже снуют по военкоматам с пластиковыми пакетами из «Березки», убеждая медкомиссии в слабом здоровье своих чад. Но у нас — у нас нет таких мам. Наши мамы похожи на Веру Фигнер. Это — сталь. В пять лет рассказ о том, как спартанские женщины провожали своих мужчин на войну со словами «Со щитом или на щите». Злющий лисенок прогрызает внутренности, но мальчик, побледнев как смерть, все равно стоит в строю. Может быть, многое и отсюда? После медкомиссии нам, крепким парням с окраин, светит три рода войск: ВДВ, пограничные и морфлот.

Эй, шпротяра, поди сюда. Сколько жмешь? Ого. Нормально… Чего, приходи в качалку. Ты только не опухай! Помни, шпрот первый год отвечает за порядок, второй — за службу… В комендантской роте своя штанга, пара гирь. Жмем лежа на составленных табуретках, покрытых армейским одеялом. Для тренировочного процесса нужно минимум трое — стоек нет, штангу заносим на руках. Скамейка для жима под 45 градусов выполнена из сломанного стула.

Конструкция неустойчивая, но технология отработана: начал падать назад, кидай штангу вперед, боевые товарищи увернутся… К лету переедем в каптерку при хозблоке, сварим гантели из танковых траков, на перекладине — блок. Веревка стерлась, и кого-то накрыло гирей, но это пустяки. Жесткие спарринги — каждый день. Разные стили. Кровавый спорт с Ван Даммом еще не известен, а у нас — уже. Но без человеконенавистничества. Бьют всех боксеры, этих ломают под себя классики. Особый отдел на ушах — все ходят синие. Всплеск дедовщины?!

– Товарищ майор, заходите. Вот.

– Разрешаю, но морды не бить!

В офицерской бане висит портрет Арнольда с двумя вениками в руках. Истинное наше все. Карелия, год 1988-й.

Комментарии

3
Михаил
18 июля 2017 16:08

Статья про бодибилдинг 80-х но странно, что не упомянули имя Победителя первого кубка СССР по бодибилдингу и первого чемпиона Европы среди спортсменов из СССР, который создавал себя в золотом подполье, Николая Шило.

Евгений
07 июля 2017 16:51

Единственное что в статье стоит читать - это комментарий Смирнова в конце. Лучше бы ему и доверили написание. А то 90% так до конца и не дочитает и не поймет кто писал и для кого.

Евгений
07 июля 2017 16:45

Позволю себе несколько комментариев ( я постараюсь быть крайне сдержанным).

Тема атлетизма, расцвета бодибилдинга в 90-е - это очень интересно. И расписать ее можно было интересно даже и для читателей, далеких от спорта. Тем более что я сам вырос в ту эпоху, а имея отца- тренера по штанге могу смело утверждать что атлетизм (просто слово бодибилдинг тогда не знали) в СССР был задолго до развала.

Но это не статья - это какой-то набор эмоций о мужской стороне молодости того времени. Стиль выбран абсолютно нечитаемый и неинформативный. Самой истории атлетизма здесь нет и в помине. Какая-то куча мала из разных популярных тем того времени начиная от Кино и курьера, заканчивая карате и братками.

Я написал бы для вас такую статью в 10000 раз лучше и фото предоставил бы настоящие - с атлетами, а не с куриными грудками.

И да, те кто имел толк в атлетизме, на приседания не забивал.

Кто это пропустил в журнал? Параллельно испортив и саму тему, и наплевав на любимое дело тех людей, которые реально "качали банки" и учили этому других в те времена и делают это до сих пор.

Добавить комментарий
Показать ещё
На нашем сайте используются файлы cookie. Если вы не хотите, чтобы мы использовали cookie-файлы, вы можете изменить настройки своего браузера, или не использовать наш сайт. Продолжая пользоваться сайтом, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.