Лэнс неуловимый (окончание)

Лэнс Армстронг - спортсмен-уникум. Почему - удачные физические упражнения? Режим тренировок? Men's Health анализирует феномен Лэнса.
Окончание. Начало здесь.

Выбирай сердцем
В тот момент, когда Лэнс решил снова сесть в седло, он столкнулся с серьезной дилеммой. Его близкий друг и бывший тренер Йохан Брюнель теперь главный тренер казахской профессиональной велокоманды “Астана”. Капитан этой команды — Альберто Контадор, победитель “Тур де Франс-2007” (по оценке Лэнса, “пожалуй, величайший велогонщик мира на трехнедельной дистанции”). В любой другой команде Лэнс мгновенно стал бы номером один. Армстронг оказался перед выбором — отказаться от Брюнеля, старого друга, или добровольно стать вторым. Что выбирает Лэнс? Конечно, Брюнеля.
— Йохан мой друг, я никогда не пойду против него, — сказал мне Лэнс.
— А ваша преданность друзьям никогда не мешала вашим собственным интересам?
— До сих пор они сходились в одной точке. К тому же, знаешь, я больше не очевидный победитель, — ответил Лэнс. — И я знаю, что такое справедливость.
— То есть ты и впрямь всего лишь поддержка для Контадора? — спросил я с сомнением.
— Абсолютно, — заверил Лэнс.
Очевидно, Лэнс умеет дружить, и ему отвечают взаимностью. Много лет Лэнса пытались поймать на допинге, но безуспешно. Значит, либо он и вправду не принимал ничего запрещенного, либо рядом с ним были именно те, кто никогда и ни при каких обстоятельствах не предаст его, не поддастся соблазну получить деньги за публичное разоблачение знаменитого спортсмена.

Разработай стратегию

Победа в “Тур де Франс” требует больших затрат — и моральных, и физических. 23-дневная гонка разбита на 21 этап. Однажды, участвуя в ней, Лэнс выиграл полностью только один из всех этапов, а значит, остальные три недели провел, хлебая грязь из-под колес едущих впереди.
— Это как играть в шахматы, а не в шашки, — делится со мной Кориот. — Дай себе волю слишком рано — и все, ты сгорел. Я понял эту простую истину всего два года назад, а езжу уже 12 лет! Лэнс же давно сообразил, что в каждой гонке он может всего час быть экстремально агрессивным. Остальное время он проводит, разрабатывая стратегию дальнейшего поведения.
Любимый анекдот Армстронга и Кориота — про двух быков на вершине холма. Один галопом несется вниз, чтобы первым добраться до коровы. Другой спускается спокойно и экономит силы, чтобы их хватило на целое стадо.
— После того как я пришел вторым, — рассказывает Кориот, — Лэнс прислал мне SMS: “Сегодня ты поимел всего одну корову”.

Не сбавляй обороты
Лучшее время для проявления боевого духа не сами соревнования, а подготовка к ним. Сразу после ухода из велоспорта Лэнс вместе с Дугом Ульманом поехал в Колорадо, чтобы встретиться с Джимом Коллинзом, бизнес-консультантом и автором бестселлера “От хорошего к великому: почему одни компании совершают прорыв, а другие нет”.
Дела тогда шли скверно. Друзья даже советовали Ульману поискать себе “запасной аэродром”, ведь как только Лэнс “соскочил с седла”, сборы фонда LiveStrong покатились под гору. Армстронг с трудом окончил школу, высшего образования у него не было, не было и корпоративного опыта; максимум, на что он мог рассчитывать, — полгода внимания СМИ. (Когда вы в последний раз что-то слышали о Майкле Джордане?)
Но Лэнса это не устраивало. Именно поэтому он взял Ульмана, поехал к Коллинзу и просидел с ним целый день за закрытыми дверями. “Когда мы вышли из комнаты, наши головы раскалывались от всей той информации, которую мы получили”, — вспоминает Ульман.
Головы выдержали. Фонд выбросил на рынок желтые силиконовые браслеты, покупая которые человек автоматически жертвовал небольшую сумму фонду. Внезапно из локальной забавы желтые браслеты превратились в мировой феномен и разлетелись в количестве 60 млн штук!



Становись расчетливым

— Раньше люди тренировались, основываясь только на собственных ощущениях, — говорит Лэнс. — Они вкалывали по полной, когда чувствовали себя хорошо, или расслаблялись, когда испытывали усталость, толком не понимая, почему все происходит именно так, а не иначе. А сейчас у тебя есть данные о твоем пульсе, об атмосферном давлении, об уровне молочной кислоты в мышцах — и все это измеряется одним прибором.
Эти непонятные цифры не только говорят ему, сколько сил он тратит на тренировках, но и помогают рассчитать момент, когда он может показать максимальный результат в гонке.
— Я всегда в нужные моменты знал, что готов к победе в “Тур де Франс”. Если я вставал утром на весы и они показывали нужную цифру, а итоговый выход энергии в конце дня соответствовал моим ожиданиям, тренировка заканчивалась. Больше я не нуждался ни в сомнениях, ни в чьих-то советах.
Но если цифры показывают, что в этот раз ты не будешь первым, ставь себе другие цели.
— Когда Лэнс начал участвовать в марафонах, он не думал о том, что может и должен победить, — говорит Ульман. — Вместо этого он интересовался: сколько денег мы собрали на борьбу с раком с помощью этих соревнований.

*****
Я бы добавил к предыдущему параграфу, что для победы нужно знать не только свои показатели, но и данные противника. Если бы я серьезнее отнесся к сбору информации о Лэнсе, не оказался бы в таком позорном положении. До того как я появился у него на зад¬нем дворе и стал размахивать своими 10 штуками, я прочитал все, что смог найти о текущих тренировках Лэнса. Я знал, что до возвращения в велоспорт он был сосредоточен на подготовке к Чикагскому марафону. Думал, что нащупал его слабое место, ведь Лэнс наверняка тренировался только на беговых дорожках и асфальте. Если же выбрать какую-нибудь нехоженую тропу, и у меня появится шанс. Бежать по скалистому спуску — искусство не из тех, что можно освоить нахрапом, особенно если есть опасение переломать ноги. Уже потом я узнал, чем Лэнс занимался все лето. Оказывается, тренер в Калифорнии заставлял его тренировать мышцы кора, заниматься с весами, совершать горные велопробеги и больше прочего — внедорожные пробежки.
Слава богу, Лэнс внял советам своего тренера и решил не соревноваться со мной. Хотя… он сделал мне ответное предложение.
— Я могу бежать в любое время после “Тур де Франс”, — сказал он. — Только дай мне месяц на тренировку.
— Да как хочешь, — ответил я. — В любом случае я буду ждать тебя на финише, помахивая кроссовками! (Говоря это, я, впрочем, уже не был уверен в своих силах.)
Лэнс только сдержанно рассмеялся:
— Что ж, удачи.

ТЕКСТ: КРИСТОФЕР МАКДУГАЛ
ФОТО: Art Streiber

Читай также:

Комментарии

2
Victor
01 января 2016 23:19

Он признался в употреблении допинга, проверяйте материал!

ИВАН
14 мая 2014 11:22

Отличная статья, доказывающая, что великий успех - итог кропотливой и многолетней работы!

Добавить комментарий
Показать ещё